«Мог оказаться в «Шахтере», но выбрал пауэрлифтинг». История чемпиона мира, который всего достиг в Донецкой области

Ежедневно спортсмену приходится преодолевать себя и выжимать максимум из возможностей своего тела. Здоровье – главный ресурс спортсмена и одновременно закрытая тема: о нем не принято говорить.

«Украинская спортивная клиника» представляет специальный проект о силе духа и преодоления – Sports Clinic Stories. Бесконечную любовь к спорту и мужество спортсменов. О борьбе с обстоятельствами, генетикой, ленью и главную победу – над собой.

Очередным героем нашего проекта стал чемпион Украины и чемпион мира по пауэрлифтингу, амбасадор Украинской спортивной клиники Александр Рубец. История Александра – пример того, как можно в провинциальном регионе, без особой инфраструктуры добиться высоких достижений благодаря титаническому труду. В том числе и на международном уровне.

Александр – родом из села Дачное, Кураховского района Донецкой области. Вся его подготовка и становление прошли в родном регионе. Его отец выступал в цирке – вместе с младшим братом Саши жонглировал гирями. Папа привил сыну любовь к спорту, и спорт стал его жизнью.

Мы поговорили с Рубцом о развитии пауэрлифтинга в Украине, доходах спортсменов, участии в международных турнирах, восстановлении после травм, влиянии моря на подготовку и многом другом.

“Прочитал о пауэрлифтинге в интернете. Понравилось, и начал заниматься”

Сергей Рубцов вместе с отцом и младшим братом

– Что такое пауэрлифтинг, если описывать этот вид спорта двумя словами?

– Это достаточно простой вид спорта. В нем всего три упражнения: приседание, жим лежа и становая тяга. Но, с другой стороны, это сложный спорт, который требует много труда. Очень разносторонний как в плане тренировочного процесса, так и здоровья.

– Почему вы выбрали именно его?

– Я совершенно случайно познакомился с этим видом спорта. Прочитал о нем в интернете, в 2009 году. Почему выбрал его – не знаю. Им в округе никто не занимался, просто понравилось и начал пробовать. Уже через 2-3 года я достиг серьезного уровня, выступал на чемпионатах мира и Европы.

 

На моей памяти было много спортсменов, которые быстро набирали фантастическую форму, к которой я шел год. Но затем быстро гасли. Пауэрлифтинг требует серьезного отношения, нужно чем-то жертвовать, чтобы добиться результата. Я отказывался от каких-то развлечений, прописывал сам себе диеты, следил за весом. Легко мне ничего не давалось.

– Какие турниры бывают в пауэрлифтинге?

– Все наши чемпионаты проходят на уровне Министерства молодежи и спорта, так как наша федерация IPF находится под эгидой МОК. Мы участвуем в турнирах, которые признаются на уровне министерства. У нас все серьезно, нас постоянно контролируют на допинг.

У нас четыре основных чемпионата: чемпионат Украины, который является отбором на международные состязания, чемпионаты Европы и мира, а также Всемирные игры, которые проходят раз в четыре года. Это международный турнир по неолимпийским дисциплинам – самый большой старт для нас.

– Какие ближайшие цели у вас сейчас?

– Я перешел в новую весовую категорию, хотя всегда являлся «недовеском» – мне всегда не хватало килограмм. Я всегда весил 100 кг, но выступал в категории до 105 кг. Теперь хочу попробовать выступить на чемпионате мира в категории до 120 кг.

На чемпионате Украины я более-менее удачно выступил, с учетом того, что приходилось напивать три литра воды. В этом году также планирую выступать на чемпионате Европы и мира. Мировое первенство, которое состоится в ноябре, будет отбором на Всемирные игры.

– Вы становились чемпионом мира и по юниорам, и по взрослым. Это наивысшее достижение в карьере?

– Да, я побеждал на двух юниорских первенствах мира – в 2016 и 2017 годах. А спустя год участвовал в чемпионате мира среди мужчин. Выиграл там приседания и общий зачет.

“Олимпийский вид спорта априори лучше финансируется, за победу государство может дать квартиру или подарить машину. Хотя ведь, по сути, работаем мы одинаково”

– Ваш отец выступал в цирке. Какой главный урок он дал вам?

– Да, он действительно много лет посвятил цирковому искусству. Папа прививал мне любовь к спорту: мы с ним бегали, боксировали, гиревым спортом увлекались. Я даже занимался футболом и ездил на просмотр в «Шахтер». Но все упиралось в финансы, за все нужно платить – поездки, экипировка, сборы. Я из простой семьи, у нас не было много денег. Но что мне нужно было, отец мне покупал.

В какой-то переходной момент появился пауэрлифтинг. Папа меня поддержал и предоставил возможность заниматься в зале. Зал был не профессиональным, но этого хватало. Занимался три раза в неделю с 12 лет.

– Пауэрлифтинг – не олимпийский вид спорта. У вас не было желания сменить направление и попытаться побороться в тяжелой атлетике за олимпийскую лицензию?

– Когда я начал заниматься пауэрлифтингом, я думал лишь о том, как поставить себе технику, как правильно присесть, как выжать больший вес, как не травмироваться. Потому что травмы начинаются еще на небольших весах.

 

Когда ты добиваешься каких-то больших результатов, конечно, задумываешься о том, что почему пошел в этот вид спорта, почему пауэрлифтинг не поощряется так, как тяжелая атлетика. Олимпийский вид спорта априори лучше финансируется, за победу государство может дать квартиру или подарить машину. Хотя ведь, по сути, работаем мы одинаково. Но я не жалею, ведь понимаю, что всего добился сам.

– Вы родом из села Дачное в Донецкой области, живете в Мариуполе, а тренируетесь – в Юрьевке. Почему там, ведь это крохотный курортный городок, известный своими лечебными грязями?

– Да, мои родители до сих пор живут в Дачном. Живу я в Мариуполе и Мангуше, а тренируюсь действительно в Юрьевке. Это все находится в районе 50 км. В Юрьевке вообще всего две улицы.   

Мой отец нашел тренера – Ивана Збандута. Он воспитал многих чемпионов, имеет огромный опыт в пауэрлифтинге. Раньше он занимался бизнесом и построил базу в Юрьевке, чтобы спортсмены могли тренироваться. И это приносило свои плоды. Могу сказать, что там отличная база для пауэрлифтинга.

Мы приехали к Збандуту с родителями, он посмотрел на меня и оставил на месяц. Я там тренировался, развивался и двигался к высоким результатам. В июле будет десять лет, как я тут живу и тренируюсь.

“Большинство спортсменов, особенно сборники, могут себе позволить сосредоточиться исключительно на пауэрлифтинге”

– Чего не хватает пауэрлифтингу для стремительного прогресса в Украине?

– За десять лет поддержка пауэрлифтинга в нашей стране значительно выросла. Когда я пришел в этот спорт, чемпионы мира получали очень скромные зарплаты. Сейчас министерство спорта всецело поддерживает спортсменов, выделяет деньги на сборы и питание, премии и стипендии. Раньше такого не было.

Мы общаемся со многими спортсменами из разных стран, и я скажу, что в Украине пауэрлифтинг по поддержке государства в топ-3 стран мира. Тут стоит отдать должное федерации пауэрлифтинга, она проделала огромную работу в этом направлении.

– Пауэрлифтинг может приносить хороший доход?

– Конечно, в пауэрлифтинге нет зарплат и бонусов, как в футболе. Но большинство спортсменов, особенно сборники, могут себе позволить сосредоточиться исключительно на спорте. Я параллельно подрабатываю тренером, но это больше дело для души, большого дохода эта работа не приносит.

Конечно, нельзя рассчитывать, что ты будешь постоянно получать зарплату и поддержку. Как и в любом спорте, ты можешь получить травму и не отберешься на чемпионат. Будешь сидеть без дела.

Я шел в пауэрлифтинг с целью стать чемпионом мира – я ее достиг. Хорошо бы, конечно, еще раз стать чемпионом, и еще раз, но я понимаю, что здоровье не бесконечное. Хочется после завершения спортивной карьеры нормально ходить своими ногами, без проблем с коленями и спиной. Нужно готовить себе еще один путь – стать тренером или работать в реабилитации, как, например, я сотрудничаю с Украинской спортивной клиникой. Или же найти какое-то дело, в чем ты хорош вне спорта.

 

– У вас есть свой YouTube-канал, в Instagram вы публикуете красивые видео, которые сами монтируете. Это хобби?

– Да, мне это интересно. Никакого заработка не имею с этого. Я видел много роликов о том, как тренируются заокеанские спортсмены. Хотелось показать, как мы работаем. Мы тренируемся годы напролет, хочется показать тяжелые моменты, травмы, радость и триумф в этих роликах. Сейчас, конечно, не хватает на это времени. Семья и тренировки забирают большую часть жизни.

– Какой возрастной предел в пауэрлифтинге?

– Для себя я решил, что буду выступать на высоком уровне до 30 лет. Но у нас есть спортсмены, которые соревнуются и в 40-45 лет – они на мировых форумах конкурируют с молодыми.   

– У вас есть спортсмен, которым вы восхищаетесь?

– Когда начинал карьеру, то конечно, смотрел на других спортсменов. Но я не восхищался иностранцами, я видел тех, кто работал со мной в зале – это тоже легенды. Например, Алексей Рокочий – чемпион Всемирных игр, выступал на протяжении 24 лет. Лариса Соловьева – четырехкратная победительница Всемирных игр, восьмикратная чемпионка мира. Я видел, как они тренируются, как готовятся, как добиваются побед.  

“Часто травмы – следствие неправильной техники”

– Вы – амбассадор Украинской спортивной клиники. Расскажите о вашем сотрудничестве.

– Это взаимовыгодный опыт. Я получаю от них нужные знания, которые затем использую на практике в своей карьере или же в тренерском деле. В свою очередь, я рекомендую своим товарищам по команде отличных специалистов, которые работают в Украинской спортивной клинике, и которые решают все проблемы спортсменов со здоровьем.

– С какими травмами чаще всего сталкиваются спортсмены в пауэрлифтинге?

– Например, в приседаниях работает все тело. Тут могут быть травмы от голеностопа до шеи. Чаще всего травмируются плечи, колени и спина. На спину идет самая большая нагрузка, поэтому это самая проблемная зона. Спина работает и в приседаниях, и в становой тяге, и в жиме лежа. Часто травмы – следствие неправильной техники.

– В каком возрасте вы получили свою первую травму?

– Я был совсем юным, это был 2015 год. Я уже занимался с тренером, на серьезном уровне. По своей глупости получил травму спины, смещение позвоночников в грудном отделе. Через год она повторилась и переросла в хроническую.

Я познакомился с Олегом Касаткой, который как раз открыл Украинскую спортивную клинику. Я был его первым пациентом. Он помог мне решить проблему, я про нее забыл.

– Психологически сложно молодому парню справиться с такой травмой?

– В этом виде спорта ты сам себе хозяин. Тебе не поможет ни тренер, ни жена, ни оппоненты по залу. Конечно, поддержка – это всегда важно, но все равно, ты борешься сам с собой. И когда ты поборешь какую маленькую проблему, любая другая тебе дается уже намного легче.

 

У меня в 2019 году перед чемпионатом мира обострилась межпозвоночная грыжа. Она вошла в активную фазу, пережала нерв, из-за чего у меня отнималась нога. Я даже наступать на ногу не мог. До турнира оставалось всего два месяца, нужно было принимать решение – или сниматься, или ехать. Но если не приедешь из-за травмы, будет большой штраф. Я решил ехать, хотя на тот момент даже с грифом не мог приседать.

Меня это зацепило. Я поехал к хирургу, он посоветовал исправить ситуацию медикаментозно. Я получил курс лечения и выполнял лечебную физкультуру, которую посоветовали в Украинской спортивной клинике. В результате, я поехал на мировой форум и добился неплохих результатов: стал третьим в становой тяге и выиграл приседания с 430 кг.  

– Море способствует восстановлению?

– Обязательно! Соленая вода способствует нормальной работе суставов. Да и морской воздух всегда идет на пользу. Всегда стараюсь найти полчасика, выйти к морю, подышать воздухом и окунуться.   

– Какие профилактические меры нужно принимать, чтобы избежать травм?

– В первую очередь, лечебная физкультура. Выполняя ее в качестве разминки, ты готовишь организм к нагрузкам. Это полезно для спины, суставов, пяток. Если есть какие-то боли, то лечебная физкультура предотвращает травмы.

– Питание в пауэрлифтинге – ключевой момент?

– Это очень важно. Но не нужно зацикливаться на спортивном питании – это 5% твоего успеха. Если есть возможность использовать полный рацион обычной еды, то нужно этим пользоваться. Кушать обычную курятину, рис, овощи не из магазина. Конечно, можно добавлять кальций, витамины D и B, чтобы укреплять иммунитет. Я всегда делаю акцент на нормальную пищу, без каких-то спортивных добавок. Это самый проверенный и рабочий способ.

Я сам рассчитываю норму калорий на день. Порой, во время высокой нагрузки, нужно употребить 7-8 тысяч калорий, это очень сложно даже психологически. Приходилось 7-8 раз в сутки принимать пищу, даже вставать и есть ночью. Два месяца выдержать такой режим сложно. Мой рацион – не гамбургеры, а лапша, рис, что-то еще полезное.

– Сейчас вы уже тренируете своего брата – Давида. Какие у него перспективы?

– Перспективы большие у того, кто приходит в зал и не ковыряется в носу. Не скажу, что Давид приспособлен к пауэрлифтингу, но он приходит в зал и работает. После тренировки может и не соблюдать режим, погулять, не выспаться. Халатность в молодости – обычное дело. Но за 10 месяцев нашей работы он уже добился серьезного прогресса. За это время он вышел на те результаты, которых я добивался два года.

– Какой совет можете дать подрастающему поколению?

– Нужно заниматься тем, чем хочется. Надо прислушиваться к родителям, но идти своим путем к тому, к чему лежит сердце. Пробуйте все, не стесняйтесь. Любой спорт – это хорошо.

Call Now Button