Слава Медведенко: «Когда ты получаешь травму, ты вынужден лечиться, а не быть в движении. Это сильно бьет по мозгам»

Ежедневно спортсмену приходится преодолевать себя и выжимать максимум из возможностей своего тела. Здоровье – главный ресурс спортсмена и одновременно закрытая тема: о нем не принято говорить.

«Украинская спортивная клиника» представляет специальный проект о силе духа и преодоления – Sports Clinic Stories. Бесконечную любовь к спорту и мужество спортсменов. О борьбе с обстоятельствами, генетикой, ленью и главную победу – над собой.

Первым героем проекта стал двукратный чемпион NBA, легенда украинского спорта Станислав Медведенко. Его путь в спорте – пример того, как нужно преодолевать препятствия на пути к вершине. И как можно найти себя после завершения карьеры. В рамках проекта U.Sport Медведенко сотрудничает с «Украинской спортивной клиникой» над реформированием спорта в нашей стране.

Мы поговорили со Славой о баскетболе, преодолении травм, медицине в NBA, Шакиле О`Ниле и развитии спорта в Украине.

«Мы хотим показать, что массовый спорт должен развиваться, и что его развитие – цель для государства»

– Сейчас в Киеве локдаун. Как проводите это время и находите ли возможность заниматься спортом?

– Конечно, стараюсь находить. Сейчас погода наладилась, не нужно в зал ходить. В моем районе есть зона здоровья, где мы своими силами сделали баскетбольную площадку. Тренируюсь, катаюсь на велосипеде. Хочу привести себя в нормальное состояние, чтобы играть в баскетбол с друзьями.

– Как ковид повлиял лично на вас?

– Пандемия внесла большие изменения в ритм жизни, ударила по поездкам. Если раньше чуть ли не раз в месяц куда-то ездил, то сейчас все время в Киеве провожу и на даче. Но, естественно, есть разные проекты, которыми я занимаюсь. В первую очередь, это U.Sport – платформа, на которой наша команда занимается аналитикой и адвокацией новых подходов в сфере спорта.

Недавно мы закончили исследование для ВДНХ. Там собираются строить спорт кластер, и мы делали для них исследование. Как по мне, получилось неплохо, а далее слово за ВДНХ – какое решение они будут принимать основываясь на предоставленных нами данных. Это очень позитивный прецедент, когда еще до начала проектирования спортивного объекта проводится исследование потребностей сферы и посетителей локации, тем более когда речь не о частных деньгах, а о государственных средствах, и их эффективность должна выходить на первый план всегда.

 

– Какова миссия проекта U.Sport?

– Наша миссия – стимулировать украинцев быть более спортивными, здоровыми и современными. Для этого мы, объединение “змінотворців спорту”, предлагаем нашу экспертизу и проводим аналитику всех процессов. Мы хотим показать, что в спорте помимо Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы есть еще и массовый спорт. Его нельзя отделять от профессионального спорта, ведь это его основа. Это нераздельные вещи. Мы хотим показать, что массовый спорт должен развиваться, и что его развитие – приоритетная цель для государства. Спортивные люди успешнее, они меньше болеют, они – основа государства.

Как бы это громко ни звучало, но это наши задачи. Думаю, всем уже понятно, что тот советский запас, который у нас был, уже не работает. Сейчас у нас уже гибридная система в спорте – полукоммерческая, полугосударственная. Должно быть государственно-частное партнерство, но у нас оно приобрело извращенный вид. Своей аналитикой и экспертизами мы даем задуматься людям, что пора делать реформы.

Мне очень нравится английская система спорта, где есть четкое разделение на массовый спорт и профессиональных спортсменов. Массовым спортом занимается England Sport, а спортом высших достижений – UK Sport. Согласно нашей аналитике, бюджеты, выделяемые на спорт в Англии и Украине примерно одинаковые. Там агентства спонсируют примерно 1300 человек, у нас – 1800-2000 спортсменов. При сопоставимых бюджетах результаты кардинально различаются – Англия заняла второе место в медальном зачете ОИ-2016, а мы – 31-е.

После Олимпиады в Атланте британцы поняли, что делают что-то неправильно, и полностью изменили всю концепцию подготовки и систему спорта. И это дало результат. Инфраструктура другая, подготовка, медицина. Мне кажется, что Украина уже подошла к тому порогу, когда изменения просто необходимы.

При этом наше государство практически не выделяет массовый спорт и здоровье нации, как один из приоритетов внутренней политики. Считается, что этим должны заниматься города и ОТГ, но при этом их сильно ограничивают действующие нормативы, отчетность заточенная на результат, а не эффективность и увеличение количества занимающихся. В итоге, люди которые хотят вести здоровый образ жизни, или создать клуб чтоб проводить занятия – остаются один на один с госмашиной и собой.

– Вы уже год занимаетесь проектом U.Sport. Вы же понимаете, что ваши исследования ничего не дадут, если не коммуницировать с властью?

– Мы коммуницируем с властью. У нас есть проекты и наработки. Сейчас мы проводим фундаментальное исследование с одним из ведущих украинских независимых аналитических центров. Исследование покажет влияние физической активности, занятий спортом на экономические показатели и экономику Украины. Планируем представить результаты общественности и руководству страны в июле-августе.

 

– Вы лично знакомы с Владимиром Зеленским? Доводилось с ним встречаться?

– Можно сказать, что нет.

«Я коренной киевлянин, поэтому мои симпатии принадлежат «Динамо»

– В детстве вы не любили баскетбол. Что заставило вас изменить свое мнение и стать баскетболистом?

– У меня был комплекс, я был самым высоким. У нас есть такое заблуждение, что если парень занимается баскетболом, то он непременно еще будет расти и вырастет за два метра. Из-за этого не хотел заниматься этим видом спорта, но все изменил мой тренер Александр Коваленко. Он затащил меня на баскетбол. Появилась возможность путешествовать сначала по Украине, а затем и за границей. Это меня настолько увлекло, что я полюбил баскетбол.

– Если бы не баскетбол, кем бы вы стали?

– Думаю, может футболистом. У меня неплохо получалось. Я играл нападающего. Занимался футболом с пяти лет, играл просто во дворе, а потом попал в одну из ДЮСШ на Троещине. Но баскетбол в итоге перевесил. Хотя занимался многими видами спорта – легкой атлетикой, борьбой и даже плаванием.

– Вы часто ходите на футбольные матчи. За кого болеете и с кем из футболистов дружите?

– Я со многими футболистами дружу, но ближе всего – с Владом Ващуком. Со многими ребятами из «Динамо» раньше даже раз в неделю играл в футбол.

Я коренной киевлянин, поэтому мои симпатии принадлежат «Динамо». В противостоянии с «Шахтером» я болею за «бело-синих», но горняков с радостью поддерживаю в еврокубковых матчах.

«Травмы для спортсмена – это тяжелейшее психологическое состояние»

– Вы закончили свою карьеру достаточно рано – всего в 27 лет. Можно было справиться с травмами и еще поиграть?

– Сейчас я понимаю, что наверно можно было продлить карьеру. Да, это был бы не уровень NBA, хотя и оттуда были предложения, но я был максималистом и ставил максимальные цели – если играть, то только в лучшей лиге мира. Сейчас бы я наверно посмотрел на ситуацию под другим углом, но тогда принял такое решение. Тем более, у меня была сначала одна травма, затем начал набирать форму и получил еще одну травму. Стало не комфортно, надо было делать сверхусилия, принимать обезболивающие после матчей. Не захотел мучиться.

– Уровень медицины сейчас и 10-15 лет назад разный?

– Сейчас наверно она стала еще сильнее, но в Америке на тот период медицина была на хорошем уровне.

– Какая травма была самой серьезной в вашей карьере?

– У меня была травма спины, даже делал операцию – удаляли грыжу. После этого все стало намного сложнее, подвижность сильно упала.

– Насколько сложно психологически справляться с чередой травм?

– Вообще хочу сказать, что для спортсмена травмы – это тяжелейшее психологическое состояние. Ты двигаешься, соревнуешься, постоянно в игре. А когда ты получаешь травму, ты вынужден лечиться, а не быть в движении. Это очень сильно бьет по мозгам, пока ты восстанавливаешься. Потом ты как можно скорее хочешь вернуться в игру, часто не долечиваешь травмы и возвращаешься в лазарет. Тут важно долечить все до конца и после этого давать нагрузку своему телу.

 

У меня был болезненный переход после травм. Это смена рода деятельности. На площадке ты соревнуешься со всеми, у тебя адреналин. А тут ты должен перейти на повседневный ритм жизни, где нужно быть гибче, принимать компромиссные решения. А в спорте не бывает компромиссов – или победа или поражение. Спортсмен все это проходит и адаптирует под свою жизнь.

Кстати, я недавно общался с Дарио Срной, он сказал хорошую фразу: «Лучше, чем играть в футбол, вы ничего не найдете». Я могу сказать то же самое про баскетбол, как и любой другой спортсмен про свой вид спорта. Лучше, чем заниматься тем, что тебе нравится, ты ничего не найдешь. Все остальное не так интересно.

– Вы говорили, что приходилось играть на уколах. Что чувствует спортсмен в таких играх и после них?

– У тебя ночь после игры – катастрофа. Потом идет реабилитация, маленькими шажками пытаешься вернуть подвижность. Особенно когда ты ограничен во времени, не успеваешь восстанавливаться. Это провоцирует другие повреждения. Здесь эффект снежного кома: если в организме что-то поломалось, и спортсмен не успевает восстанавливаться, проблемы идут одна за одной.

У меня есть идеал спортсмена, это Дариус Лавринович. У него была операция на спине, на обоих коленях, ему 41 год, но он до сих пор играет в Литве в баскетбол. Он говорит: «Я чувствую, что если остановлюсь, то я рассыплюсь». Я немного другого типа человек.

– Какие самые распространенные травмы у баскетболистов?

– Колено, спина и голеностоп. Руки реже травмируются, например пальцы ломают, но с этим всем можно играть. А вот проблемы со спиной и голеностопами ограничивают твою подвижность.

«В NBA есть курсы смены вида деятельности для спортсменов, завершивших карьеру. Это очень важный вопрос»

– Насколько остро стоит проблема поиска себя для спортсменов после завершения карьеры?

– Если говорить о зарубежном опыте, то этой проблемой в основном занимаются федерации. В NBA есть аналогичная программа, я сам принимал в ней участие. Это курсы для бывших игроков, закончив которые ассоциация помогала устроиться на работу тренерами, скаутами или менеджерами. Это курсы смены вида деятельности. Многие после этой программы шли работать в федерацию, кто-то – депутатами в своих странах.

На сама деле это достаточно важный вопрос. Активная фаза спортсмена очень ограничена, зачастую профессионалы заканчивают карьеру в 32-35 лет. Есть уникумы, которые играют до 40 лет, но это исключение из правил. Многие после активной карьеры не могут найти себе применение в обычной жизни. Есть многие драмы, когда в жизнь спортсмена приходили алкоголь, наркотики, другие нехорошие вещи.

В Украине такой программы нет, к сожалению. Зачастую те спортсмены, кому не удалось устроиться тренером, попасть в клуб или федерацию, не могут себя никуда деть.

 

– Финансовая грамотность спортсменов – ключевая вещь в карьере?

– Безусловно. В NBA проводят целые курсы на эту тему. Ты можешь нанять себе человека на аутсорсе, которые будет следить за твоим финансовым состояние, вкладывать твои деньги и развивать бизнес. Когда ты заканчиваешь карьеру, у тебя уже есть накопления или работающий бизнес. У нас же этим занимаются родители, а кто посмышлёнее – вкладывает деньги в недвижимость и сдает ее в аренду. Знаю, некоторые вкладывали в ресторанный бизнес, который прогорел.

Ситуации бывают разные, но систематического подхода к своим накоплениям у наших спортсменов нет. Думаю, было бы очень актуально, если бы появилась какая-то компания на аутсорсе, которая помогала бы грамотно распоряжаться их деньгами.

«Шакил О`Нил хочет приехать в Украину. Нужно просто придумать какой-то повод. Например, открытие какой-нибудь арены»

– Три вещи, которым вы научились, завершив карьеру.

– Гибкость, неспешность и получать наслаждение от каждого дня.

– Где вас чаще узнают на улицах – в Киеве или Лос-Анжелесе?

– Конечно, в ЛА. Когда появляюсь в торговых центрах, люди меня узнают. Хотя прошло много времени с тех пор, когда я играл за «Лейкерс», но там очень развито коммьюнити. Это фанатичные люди, смотрят все игры, обсуждают. Баскетбол – культовая игра в США. А если отдельно взять Лос-Анжелес, то это еще более яркая франшиза, охватывающая еще и пригороды. Коммьюнити «Лейкерс» – это только в Калифорнии 20 млн человек. Сейчас, конечно, «Клипперс», пытаются откусить свою часть, но у них это не очень получается – до «Лейкерс» они не дотягивают.

– Пустозвонов в недавнем интервью советовал поехать в Орландо. Куда бы вы порекомендовали съездить в США?

– Я бы советовал не ограничиваться одним городом. Если есть возможность, нужно зацепить пару знаковых городов, а еще лучше – поехать на машине.

– Вы играли с Шакил О`Нилом, он в свое время закончил полицейскую академию и даже патрулировал улицы. Какие истории о нем можете вспомнить?

– С Шаком что ни день, то история. Он очень разноплановый человек, поэтому пытался реализовать себя не только в баскетболе. В том числе, в роли полицейского. Купил себе машину «Форд», на которой ездят полицейские, поставил себе радиостанцию и он со своим другом, лейтенантом полиции, ездил по ночам патрулировать улицы. После этого утром приезжал на тренировку и рассказывал, как они паковали какого-то наркодиллера. Шак рассказывал все в подробностях, с жестами, даже показывал, как клали его на пол. Я вообще удивляюсь, как он после таких рейдов выходил и набирал по 30 очков за матч.

Помимо этого, он еще записал пару рэп-альбомов. Сам видел, как он их записывал. Когда мы летели на выездной матч, он заносил в самолет огромную бандуру, одевал наушники и на диване в хвосте самолета подбирал музыку. Я считаю, что он реализовал себя в этом направлении. Есть много видео в YouTube, где он проводит концерты и выступает перед большим числом народа, и люди на него очень сильно реагируют.

 

Шакил добился многого и в баскетболе, но если бы он всю свою энергию бросил на спорт, то могу бы стать еще более культовым игроком. Например, Коби Брайант был полнейшей противоположностью Шаку – полностью отдавал себя баскетболу, все подчинял игре, даже жертвовал семейной жизнью. На этом фоне у них с Шаком был конфликт. Но, тем не менее, оба – великие игроки.

– Вы можете написать Шакилу сообщение просто так?

– Да, могу. Я уже много раз говорил, что Шак хочет приехать в Украину. Нужно просто придумать какой-то повод. Например, открытие какой-нибудь арены (смеется, – прим. авт.).

– Какой совет от Фила Джексона запомнился вам больше всего?

– Когда я закончил свою игровую карьеру, прокручивал в своей голове то, что мне говорил Фил, его поступки. Его фразы в свои 22 года я не понимал, но потом понял, какие месседжи он посылал. Эту гибкость и неспешность я взял как раз у Фила Джексона.

«Считаю, что это драма, когда папа заставляет детей быть себе подобными»

– Ваши дети будут заниматься профессиональным спортом?

– Я не знаю, сложно сказать. Дочка занимается теннисом, и у нее есть данные, но она не хочет. Мягко говоря, занимается спортом лишь потому, что папа хочет. А сын – вполне возможно. По крайней мере, он ходит на футбол, баскетбол и айкидо. А там пусть сам выбирает. Я вообще считаю, что это драма, когда папа заставляет детей быть себе подобными, проявлять себя в том виде спорта, которым он занимался. Будет желание – чего-то добьются. Не будет – значит, пусть добиваются чего-то в другой сфере.

– Сын занимается футболом в какой-то простой школе?

– У нас в районе «Эпицентр» совместно с фондом мадридского «Реала» открыли школу, я амбассадор этой организации в Украине. Такие школы есть в Киеве, Тернополе и Хмельницкой области. Очень интересный проект, потому что подходы совершенно другие, иная вовлеченность детей и система координат. Там и смешанные группы, где занимаются мальчики и девочки, и разные возраста в группе. Дети ходят заниматься с большим удовольствием.

– Если вернуться в прошлое, какой бы совет себе, начинающему спортсмену, вы бы дали?

– У каждого человека в жизни есть своеобразные перекрестки: ты попадаешь в ситуацию, в которой нужно выбрать, в какую сторону идти. В такой момент важно, чтобы рядом был человек, который подскажет правильный путь. Очень редко, когда в 16-20 лет ты можешь самостоятельно принять верное решение. Мне в этом сильно повезло – со мной был рядом мой первый тренер. А уже потом мне помог Александр Волков, когда все шло к профессиональной карьере. Он мне тоже дал пару важных советов.

Очень важно, чтобы рядом был человек, который тебе поможет сделать верный выбор. Важно найти нужного тренера, какую мотивацию он тебе дает, какую технику тебе ставит. Если изначально ребенку удастся попасть в такую систему, то у него все получится. Моя главная рекомендация – найти правильного тренера и иметь желание.

 

А еще я бы посоветовал внимательно относиться к себе и своему здоровью, соблюдать режим, правильно питаться и восстанавливаться. Ведь тело – это инструмент, а над здоровьем необходимо работать. Ничего не может быть важнее здоровья.

– Вы стали начинающим блогером, ведете в YouTube передачу о баскетболе с Максимом Гайовым. Не было желания открыть свой личный канал?

– Для меня достаточно и этого проекта. Баскетбольная ниша очень узкая. Понимаем, что, если соберем две тысячи просмотров – это уже подвиг.

Мы сейчас обсуждаем открытие канала U.Sport – хотим поднимать проблемные темы в спорте и обсуждать их с экспертами, специалистами.

– Какие перспективы у сборной Украины на пути к Евробаскету-2022?

– Как всегда перспективы у нашей сборной туманные, и тут много факторов. Кто сможет приехать? В каком состоянии будут игроки? Если все доедут, доедут Михайлюк и Лень, если представители Суперлиги будут в форме, то в принципе у нас хватает талантов. Дойти до десятки вполне реально. А при стечении обстоятельств и на большее можно замахнуться.

Фото – Фейсбук Слава Медведенко та Олена Медведенко

Call Now Button